ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КАЗЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ РОССИИ

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера

 

1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части настоящего Кодекса, в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости ;

г) (Пункт "г" утратил силу на основании Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ - Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 50, ст. 4848)

д) совершившим в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости (пункт "д" введен Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ - Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, N 10, ст. 1162).

2. Лицам, указанным в части первой настоящей статьи, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

3. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными законами.

4. В отношении лиц, указанных в пунктах "а" - "в" части первой настоящей статьи и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы в федеральный орган исполнительной власти в сфере здравоохранения или орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения для решения вопроса о лечении указанных лиц в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, или направлении указанных лиц в стационарные учреждения социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, в порядке, установленном законодательством в сфере охраны здоровья.


Комментарий к статье 97

В главе 15 УК РФ регламентируется применение принудительных мер медицинского характера. Содержащиеся в ней нормы определяют основания, цели, виды принудительных мер медицинского характера, порядок их реализации, прекращения применения.

Рассматриваемые меры не являются наказанием, а обладают собственным назначением и содержанием, определяющим их специфическую природу, природу меры уголовно-правового характера, не являющейся наказанием.

Прежде всего, к мерам уголовно-правового характера их позволяет отнести то, что назначаются они судом. Это обусловлено тем, что применение указанных мер сопряжено с довольно широкими правоограничениями лица, включая ограничение конституционных прав и свобод. Поэтому только суд вправе решать столь важные вопросы, коренным образом затрагивающие интересы человека - высшей ценности, как это определено в ст. 2 Конституции РФ.

Принудительные меры медицинского характера всегда связаны с принудительным ограничением гражданина в его правах и свободах. Согласно ст. ст. 9, 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г., установлено, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность и никто не может быть подвергнут произвольному или незаконному вмешательству в его личную жизнь <1>.

--------------------------------

<1> Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1978. Вып. XXXII. С. 44.

Эти и другие международные положения, гарантирующие права личности, были восприняты и имплементированы в российское законодательство. Так, в ст. 13 Декларации прав и свобод человека (принятой Съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 г., N 2393-1) говорится об обязанности государства защищать человека от незаконных посягательств на жизнь, здоровье, личную свободу и безопасность <1>.

--------------------------------

<1> Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1991. N 37. Ст. 1083.

Международно-правовые документы устанавливают и принципы определения психического заболевания, что во многом исключает волюнтаристский подход к решению вопроса о здоровье психики человека и нарушение его прав под предлогом состояния здоровья.

К примеру, в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1991 г. N 46/119 "Защита психически больных лиц и улучшение психиатрической помощи" в принципе 4 "Диагностика психического заболевания" зафиксированы соответствующие правила, заключающиеся в следующем.

1. Диагноз о том, что лицо страдает психическим заболеванием, ставится в соответствии с международно признанными медицинскими стандартами.

2. Диагноз о наличии психического заболевания никогда не ставится на основе политического, экономического или социального положения или принадлежности к какой-либо культурной, расовой или религиозной группе или по любой другой причине, не имеющей непосредственного отношения к состоянию психического здоровья.

3. Семейный или служебный конфликт или несоответствие нравственным, социальным, культурным или политическим ценностям или религиозным воззрениям, преобладающим в обществе, в котором проживает соответствующее лицо, никогда не может являться определяющим фактором при постановке диагноза о наличии психического заболевания.

4. Сведения о лечении или госпитализации в качестве пациента в прошлом не могут сами по себе служить оправданием постановки диагноза о наличии психического заболевания в настоящем или будущем.

5. Никакое лицо или орган не может объявить или каким-либо иным образом указать, что то или иное лицо страдает психическим заболеванием, кроме как в целях, непосредственно касающихся психического заболевания или последствий психического заболевания.

И наконец, принудительные меры медицинского характера, назначаются независимо от желания или нежелания больного лица, его родственников или близких.

Они являются средством защиты от общественно опасных деяний психически нездоровых лиц. Однако следует еще раз подчеркнуть, что принудительные меры медицинского характера нельзя считать наказанием: они не содержат элемента кары, не влекут цели восстановления справедливости, исправления лица, совершившего общественно опасное деяние, они отличаются порядком их применения и освобождения от них с учетом состояния здоровья лица, не влекут судимости.

В ст. 97 УК РФ установлены основания применения принудительных мер медицинского характера. Причем указанные основания разделены как бы на два основания. Первым является категория лиц, к которым эти меры могут быть применены, вторым - наличие случаев опасности, исходящих от этих лиц.

В ч. 1 ст. 97 УК РФ перечислены три категории лиц, которым могут быть назначены принудительные меры медицинского характера. Из текста закона следует, что эти меры именно могут быть назначены, но не должны быть назначены в обязательном порядке. Условия назначения будут рассмотрены ниже.

Все три категории лиц, указанные в рассматриваемой норме, различны, но их объединяют те обстоятельства, что у всех этих лиц имеется психическое расстройство и все они совершили общественно опасные деяния, а некоторые категории лиц - преступления.

Перечень лиц, которым могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, приведен в ч. 1 ст. 97 УК РФ.

В первую очередь это лица, совершившие общественно опасные деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости. Именно невменяемые составляют подавляющее большинство, которым назначаются принудительные меры медицинского характера.

Частью 1 ст. 21 УК РФ установлено положение о ненаступлении уголовной ответственности в том случае, если лицо во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Часть 2 этой же статьи УК РФ говорит о том, что к таким лицам могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Применение принудительных мер медицинского характера к невменяемым, совершившим общественно опасные деяния, обусловлено необходимостью их лечения и обеспечения безопасности общества и граждан от причинения вреда со стороны лиц, которые ведут себя неадекватно, обеспечения безопасности этих лиц от своих же действий. Отсутствие опасности со стороны таких лиц означает и отсутствие необходимости применения принудительных мер медицинского характера.

Например, по одному из дел суд признал, что Городнов совершил общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 130 УК РСФСР, в состоянии невменяемости вследствие временного болезненного расстройства психической деятельности, поскольку он страдает психопатией параноидального типа, в связи с чем освободил его от уголовной ответственности без применения принудительных мер медицинского характера. Между тем, когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении, суд в соответствии со ст. 410 УПК РСФСР должен прекратить дело и принять решение о неприменении принудительной меры медицинского характера <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 5 августа 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 7. С. 11.

Подробнее вопросы невменяемости раскрыты при комментарии главы 4 УК РФ.

Основа невменяемости несомненно является клинической, однако само понятие невменяемости - юридическое. Это означает, что определение состояния невменяемости относится к компетенции правоприменительных органов. Не допускаются экспертные суждения и выводы по вопросам, относящимся к исключительной компетенции органа (лица), ведущего производство по уголовному или гражданскому делу (вывод о вменяемости-невменяемости подэкспертного, суждение относительно достоверности-недостоверности, истинности или ложности свидетельских или иных показаний и др.).

Поэтому еще в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. N 4 "О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера" было отмечено, что решение вопроса о невменяемости, применении принудительной меры медицинского характера, определении типа больницы, а также о передаче лица под опеку или на попечение родственников при врачебном наблюдении относится к компетенции судов. Поэтому заключение экспертов-психиатров подлежит тщательной оценке в совокупности со всеми материалами дела <1>. И суд, хотя в основном и основывается на заключении экспертов, не всегда соглашается с их выводами.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. N 3.

К примеру, по делу Махова суд отметил, что заключение содержит противоречия. Из него следует, что Махов был выписан из психиатрической больницы, где находился в связи с алкогольным психозом, в нормальном состоянии и признан здоровым. Однако в дальнейшем, как указано в заключении, у него вновь развился алкогольный психоз. Вместе с тем в заключении отсутствуют сведения о том, когда Махов впал в болезненное состояние и что послужило этому причиной. Более того, в момент совершения общественно опасного деяния Махов был трезвым и при поступлении на экспертизу он имел ясное сознание, ориентировался правильно, на вопросы отвечал по существу, реакции были выраженны и адекватны.

Таким образом, следует признать, что выводы экспертов противоречат как изложенным в заключении данным, так и фактическим обстоятельствам дела. Суд же не критически отнесся к экспертному заключению, что повлекло за собой вынесение необоснованного определения <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 2. С. 15. См. также: Кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 11 марта 2004 г. N 3-58/03 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 1.

Второй категорией лиц, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера, являются лица, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания.

Поскольку в силу своего болезненного психического состояния указанные лица не воспринимают должным образом наказание, оно не окажет исправительного воздействия. В этой связи лица с психическим расстройством прежде всего подлежат соответствующему лечению.

В отличие от первой категории лиц с психическими расстройствами, которые освобождаются от уголовной ответственности, поскольку в их деянии отсутствует субъект преступления, лица, у которых психическое расстройство наступило после совершения деяния, считаются совершившими преступление и освобождаются не от уголовной ответственности, а от наказания в соответствии со ст. 81 УК РФ. Правовые последствия выздоровления определены в ч. 4 ст. 81 УК РФ, поэтому освобождение от наказания может быть не окончательным.

Лицам, которые совершили преступление и заболели до вынесения судом приговора, невозможно назначить наказание, а в отношении лиц, заболевших после вынесения приговора и назначения наказания, невозможно исполнить (продолжить исполнение) наказания, так как и вынесение приговора, и исполнение наказания возможны только в отношении тех, кто осознает социальную значимость своих действий и может руководить ими.

Различные правовые последствия могут быть также и для лиц, которые заболели хроническим (неизлечимым, необратимым) психическим заболеванием и у которых наступило временное психическое расстройство.

Хроническое психическое расстройство вообще исключает возможность назначения или исполнения наказания. Поэтому суд, в соответствии со ст. 300 УПК РФ признав, что подсудимый во время совершения деяния находился в состоянии невменяемости или у подсудимого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, выносит постановление в порядке ст. 433 УПК РФ. В этой статье говорится о том, что, признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление в соответствии со ст. ст. 21 и 81 УК РФ об освобождении этого лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера. Одновременно суд решает вопрос об отмене меры пресечения.

В случае если судом были применены принудительные меры медицинского характера в отношении лица, у которого наступило психическое расстройство после совершения преступления, то после его выздоровления суд выносит постановление о прекращении применения к данному лицу принудительной меры медицинского характера и решает вопрос о направлении руководителю следственного органа или начальнику органа дознания уголовного дела для производства предварительного расследования в общем порядке (ст. 446 УПК РФ) или о продолжении исполнения неотбытой части наказания, которое ранее было назначено осужденному (см. комментарий к ст. 103 УК РФ).

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что принудительная мера может быть прекращена при соответствующих условиях. Поэтому, например, было признано неверным решение о направлении прокурору уголовного дела для производства предварительного расследования в общем порядке одновременно с решением о прекращении принудительной меры медицинского характера. Такое решение могло быть принято судом в соответствии с требованиями ст. 446 УПК РФ только в том случае, если принудительная мера медицинского характера была применена в отношении лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления <1>.

--------------------------------

<1> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2005 г. N 74-о05-38.

Следует иметь в виду, что и клиническая, и правовая ситуация с психическими расстройствами может поменяться. Так, если первоначально было установлено, что психическое расстройство носит временный характер, в дальнейшем оно может перерасти в хроническое заболевание, а расстройство, расцененное как хроническое, может закончиться выздоровлением. В таких случаях суду надлежит исследовать вопрос о том, отвечает ли лицо требованиям возможности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, и в соответствии с этим решать вопрос о прекращении применения принудительных мер медицинского характера и правовых последствиях такого решения.

Применение принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, осуществляется до выздоровления этих лиц и утраты ими свойства быть опасными для окружающих или для самих себя. Прекращение применения принудительных мер медицинского характера для лиц, заболевших после совершения преступления, сопряжено также с установлением того, могут ли они осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими, поскольку без этих возможностей, понимания смысла происходящего они не могут участвовать в осуществлении производства по их делу.

Последней категорией лиц, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера, являются лица, совершившие преступление и страдающие расстройствами, не исключающими вменяемости.

Среди вменяемых, способных осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, существует определенная категория лиц, страдающих какими-либо отклонениями в психике, что, однако, не исключает вменяемости. Так, различного рода психопатии, слабоумие в степени дебильности не исключают вменяемости, но снижают возможность осознавать социальный характер своих действий, снижают волевые характеристики лица.

Такие лица подлежат уголовной ответственности. Но поскольку принцип справедливости требует при решении вопросов о наказании и иных мерах уголовно-правового характера учитывать данные о личности виновного, наличие у лица психического расстройства не может не быть принятым во внимание. Поэтому ограниченные возможности в восприятии действительности, оценке своих действий и руководстве ими сопряжены с определенными правовыми последствиями.

Закон предписывает суду учитывать фактор психического расстройства при назначении наказания. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Однако суд может и не посчитать необходимым применить такие меры. К примеру, по делу В., осужденного за совершение изнасилования и убийства, как видно из акта судебно-психиатрической экспертизы, было установлено, что он обнаруживал признаки легкой умственной отсталости с эмоционально-волевым нарушением, в связи с чем мог не в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, т.е. имело место психическое расстройство, не исключающее его вменяемости. Принудительные меры медицинского характера ему назначены не были, но было смягчено наказание с учетом наличия указанного психического расстройства <1>.

--------------------------------

<1> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июля 2005 г. N 49-О05-38.

В юридической и психиатрической литературе психическое расстройство, не исключающее вменяемости, называют также уменьшенной или ограниченной вменяемостью.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, не освобождает лицо, совершившее общественно опасное деяние, ни от уголовной ответственности, ни от наказания. Однако это состояние дает основания суду применить принудительные меры медицинского характера.

Частью 2 ст. 97 УК РФ установлены основания применения принудительных мер медицинского характера лицам, указанным в ч. 1 этой же статьи УК РФ.

В соответствии с законом принудительные меры медицинского характера назначаются только в тех случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц, т.е. тогда, когда эти лица представляют опасность не только для себя, но и для окружающих.

Если же указанные выше лица хотя и страдают психическими расстройствами, но не представляют опасности по своему психическому состоянию, в отношении таких лиц, согласно закону, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении их в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Как уже отмечалось выше, принудительные меры медицинского характера могут быть применены только судом.

Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется на основании положений главы 51 УПК РФ. При решении вопроса о применении принудительной меры медицинского характера суд должен разрешить вопросы, перечисленные в ст. 442 УПК РФ.

Признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление об освобождении этого лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера с указанием конкретной меры.

Здесь следует отметить, что наряду с применением принудительных мер медицинского характера по постановлению суда в отношении лиц, указанных в комментируемой статье, законодатель в ч. 3 ст. 18 УИК РФ указал на необходимость применения обязательного лечения в местах лишения свободы в отношении осужденных.

Так, ч. 1 ст. 18 УИК РФ предусмотрено, что к осужденным к ограничению свободы, аресту, лишению свободы, больным алкоголизмом или наркоманией, а также страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний, по решению суда применяются принудительные меры медицинского характера.

Если во время отбывания указанных в ч. 1 настоящей статьи видов наказаний будет установлено, что осужденный болен алкоголизмом или наркоманией, а также страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с возможностью причинения этим осужденным иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц, администрация учреждения, исполняющего указанные виды наказаний, направляет в суд представление о применении к такому осужденному принудительных мер медицинского характера.

Частью 2 ст. 74 УИК РФ среди видов исправительных учреждений предусмотрены лечебные исправительные учреждения и лечебно-профилактические учреждения, где отбывают наказание осужденные, указанные в ч. 2 ст. 101 УИК РФ. Лечебно-профилактические учреждения выполняют функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осужденных.

Поскольку принудительные меры медицинского характера реализуются в рамках уголовных и уголовно-исполнительных отношений, ч. 3 ст. 97 УК РФ определение порядка их исполнения отнесено к компетенции уголовно-исполнительного законодательства.