ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КАЗЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ РОССИИ

Статья 36. Эксцесс исполнителя преступления

 

Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.


Комментарий к статье 36

Правило об эксцессе исполнителя основано на принципе вины, закрепленном в ст. 5 УК РФ, согласно которому лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные деяния и последствия, в отношении которых установлена его вина, объективное же вменение не допускается.

Эксцесс исполнителя возможен как при "неоформленном" (сложном) соучастии (участии в совершении преступления организатора, подстрекателя или пособника), так и при любой форме соучастия (совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом или преступной организацией).

Ответственность за эксцесс исполнителя несет только сам исполнитель, другие соучастники преступления отвечают лишь за то деяние, которое охватывалось их умыслом.

Различают количественный и качественный эксцесс исполнителя. При количественном эксцессе совершается более опасное, но однородное преступление, посягающее на тот же самый или однородный объект (например, жизнь и здоровье следует считать объектами разными, но однородными). Количественным эксцессом следует признать также причинение вреда двум объектам вместо одного. Качественный эксцесс означает причинение вреда иному неоднородному объекту. Практическое значение разграничения качественного и количественного эксцесса исполнителя сводится в основном к квалификации действий тех соучастников преступления, умыслом которых эксцесс исполнителя не охватывался. При количественном эксцессе исполнителя подстрекатель несет ответственность за подстрекательство к тому преступлению, к совершению которого он склонял исполнителя. Так, если подстрекатель склоняет исполнителя к применению насилия в отношении потерпевшего (например, призывает бить потерпевшего), но умыслом его не охватывается лишение потерпевшего жизни, он подлежит ответственности за подстрекательство к побоям даже в том случае, если исполнитель совершит убийство. При качественном же эксцессе, когда исполнитель принимает решение совершить иное неоднородное преступление, соучастие как таковое отсутствует, действия подстрекателя могут быть квалифицированы лишь как приготовление к преступлению (неудавшееся подстрекательство).

Следует учитывать при этом, что эксцесс исполнителя предполагает различия в направленности умысла соучастников. Если же направленность умысла тождественна, но исполнитель просто фактически не может выполнить объективную сторону преступления, эксцесс исполнителя в такой ситуации места не имеет. Подстрекательство к преступлению, совершение которого прервано на стадии покушения, квалифицируется со ссылками как на ст. 30, так и на ст. 33 УК РФ.

Действия лица, совершившего преступление, не охватываемое умыслом других соучастников, не могут быть квалифицированы как совершенные в составе группы (группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы, преступного сообщества или организации). Так, в случаях, когда лицо, являющееся участником преступного сообщества (преступной организации), совершает преступление, которое не охватывалось умыслом других участников преступного сообщества (преступной организации), его действия в этой части как эксцесс исполнителя подлежат квалификации по соответствующей статье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 210 УК РФ, если содеянное таким лицом совершено не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации).