ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КАЗЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ РОССИИ

Статья 335. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности

 

1. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, -

наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) (Пункт "а" утратил силу на основании Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ - Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 50, ст. 4848)

б) в отношении двух или более лиц;

в) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

г) с применением оружия;

д) с причинением средней тяжести вреда здоровью, -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, -

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет.


Комментарий к статье 335

Основным объектом преступления является установленный порядок воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими, не находящимися в подчиненности. Дополнительный объект - честь, достоинство, здоровье личности.

Неправильное установление объекта посягательства влечет за собой ошибки в квалификации деяния.

Так, Тихоокеанским флотским военным судом содеянное Е. было переквалифицировано на ч. 1 ст. 112 УК РФ, поскольку в соответствии со ст. 331 УК РФ воинскими преступлениями могут быть признаны лишь преступные деяния, посягающие на порядок прохождения военной службы. Применительно к ст. 335 УК РФ применение физического насилия одним военнослужащим к другому может быть признано нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности лишь в том случае, если оно совершено в связи с исполнением потерпевшим обязанностей по военной службе либо при исполнении хотя бы одним из них этих обязанностей, либо когда применение насилия хотя непосредственно и не связано с исполнением обязанностей по военной службе, но было сопряжено с очевидным для виновного нарушением порядка воинских отношений и выражало явное неуважение к воинскому коллективу.

Судом же было установлено, что причиной применения осужденным насилия к Б. явилась не служебная деятельность потерпевшего, а обоснованные претензии Е. к нему по поводу пропажи личных вещей. В период конфликта Е. и Б. каких-либо служебных обязанностей не выполняли, а обстоятельства, при которых насилие было применено, не свидетельствовали о явном неуважении к воинскому коллективу.

В связи с изложенным флотский военный суд обоснованно пришел к выводу о том, что содеянное Е. является не воинским, а общеуголовным преступлением <1>.

--------------------------------

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 23 июня 2005 г. "Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 год".

Объективная сторона преступления выражается в действии и состоит в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанном с унижением чести и достоинства личности или издевательством над потерпевшим либо сопряженном с насилием.

В частности, в ст. 19 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ указано, что военнослужащий обязан уважать честь и достоинство других военнослужащих, выручать их из опасности, помогать им словом и делом, удерживать от недостойных поступков, не допускать в отношении себя и других военнослужащих грубости и издевательства, содействовать командирам (начальникам) и старшим в поддержании порядка и дисциплины. Он должен соблюдать правила воинской вежливости, поведения, выполнения воинского приветствия, ношения военной формы одежды и знаков различия.

Нарушение этих и других уставных требований, выраженное в унижении чести и достоинства или издевательстве над потерпевшим либо сопряженное с насилием, и составляет сущность нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Для данного состава преступления не имеет значения, совершено ли деяние в связи с деятельностью потерпевшего по службе или из иных побуждений. Преступление совершается путем действия и может выражаться в оскорблении, издевательстве, унижении, принуждении к выполнению работы, не связанной с военной службой, принуждении к выполнению работы за других лиц и т.п.

Для наличия состава преступления необходимо наличие хотя бы одного из следующих обстоятельств. Деяние должно быть связано с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряжено с насилием.

Под честью понимается общественная оценка личности, относящаяся к ее моральным, нравственным, духовным, социальным качествам. Достоинство - это внутренняя самооценка личности с позиции своей значимости в обществе, конкретном коллективе, самооценка своих умственных, деловых, моральных качеств.

Издевательством являются действия, направленные на унижение личности. Они могут выражаться в злой насмешке, принуждении к выполнению унизительных действий (например, чистка туалета собственной зубной щеткой, принуждение к попрошайничеству), присвоении оскорбительных кличек и т.д.

К примеру, рядовой Б. с целью подчинения своему влиянию военнослужащих более позднего срока призыва рядовых Е., Х. и Б. заставлял их приносить себе семечки и сигареты, мыть свои ботинки, петь песни. Кроме того, он же в тех же целях заставлял потерпевших по сто раз отжиматься от пола, в том числе с диском от штанги на спине, а Б. измазал лицо гуталином.

Эти действия Б. правильно расценены военным судом как издевательство над потерпевшими и квалифицированы по ч. 1 ст. 335 УК РФ.

Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими могут сопровождаться требованиями передачи продуктов питания, предметов обмундирования и других материальных ценностей или изъятием у потерпевших этих предметов.

При квалификации таких действий необходимо исходить из следующего.

Если к потерпевшему предъявляются требования передачи или изымаются предметы, являющиеся его личной собственностью, то действия виновного наряду со ст. 335 УК РФ подлежат квалификации и по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против собственности (например, ст. ст. 161, 163 УК РФ). Обязательным условием такой квалификации является наличие всех признаков как воинского, так и корыстного преступления.

Аналогичным образом по совокупности преступлений следует квалифицировать изъятие у потерпевших выдаваемых им во временное пользование предметов обмундирования, продовольственного пайка и т.п. в случаях, когда указанное имущество выходит из владения воинской части и обращается в собственность отдельных лиц (продается, передается посторонним лицам и т.д.).

Применение же насилия или угроза таковым при изъятии виновным для личного пользования в процессе службы предметов, выдаваемых военнослужащим во временное пользование, как один из способов нарушения уставных правил взаимоотношений охватывается ст. 335 УК РФ и дополнительной квалификации по статьям УК РФ о преступлениях против собственности не требует, поскольку фактически происходит лишь переход имущества от одного военнослужащего к другому.

В последнем случае отсутствует как противоправное безвозмездное изъятие имущества из собственности государства, так и причинение ущерба собственнику, которые являются обязательными признаками хищения.

Насилие как один из альтернативных признаков нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими может состоять в физическом воздействии: нанесении единичных ударов, побоев, причинении вреда здоровью различной тяжести, иных насильственных действиях, связанных с причинением физической боли потерпевшему либо ограничением его свободы.

Насилие может носить также характер психического воздействия на потерпевшего, что выражается в угрозах, в том числе и применением различных видов физического насилия.

Понятием насилия охватывается насилие, не повлекшее причинение вреда здоровью, а также причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 335 УК РФ).

Состав преступления формальный. Деяние окончено с момента совершения указанных в диспозиции рассматриваемой статьи действий независимо от наступления общественно опасных последствий.

В случаях, когда нарушение уставных правил взаимоотношений сопряжено с действиями, образующими самостоятельный состав преступления, например насильственное изъятие имущества военнослужащего, совершение с ним действий сексуального характера и др., действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими статьями УК РФ.

Так, если нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими сопровождаются также совершением насильственного мужеложства или иных действий сексуального характера, действия виновных образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 335 и 132 УК РФ.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Мотив поведения не имеет значения для квалификации деяния. Как правило, мотивом совершения преступления является желание утвердить свое превосходство, добиться материальной выгоды, облегчения условий несения службы за счет принуждения к выполнению своих обязанностей других лиц. Нередко имеют место и хулиганские побуждения.

Субъект преступления специальный - военнослужащий, не состоящий в отношениях подчиненности с потерпевшим.

Квалифицирующими признаками преступления, предусмотренными ч. 2 ст. 335 УК РФ, являются:

- совершение преступления в отношении двух или более лиц;

- совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

- с применением оружия;

- с причинением средней тяжести вреда здоровью.

Применительно к квалифицирующему признаку "совершение преступления в отношении двух или более лиц" в теории уголовного права разработана позиция, согласно которой данный признак может иметь место только в тех случаях, когда причинение вреда двум или более лицам охватывалось единым умыслом виновного. Этой позиции придерживалась и судебная практика. В частности, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" говорилось, что по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно. Это же правило верно и для иных по характеру деяний применительно к квалифицирующему признаку "совершение преступления в отношении двух или более лиц". Данный подход к оценке рассматриваемого признака был изменен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. N 4 "О внесении изменения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" <1>. Теперь п. 5 Постановления звучит следующим образом: "В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден". Этот подход означает, что совершение преступления в отношении двух или более лиц возможно и при отсутствии единого умысла на причинение вреда двум или более лицам. Поэтому этот квалифицирующий признак применительно к составу преступления, предусмотренному ст. 335 УК РФ, также будет иметь место и в том случае, когда нарушение уставных правил осуществлялось в отношении двух или более лиц и было объединено единым умыслом, так и тогда, когда нарушение в отношении каждого потерпевшего охватывалось самостоятельным умыслом, было совершено в разное время. Иными словами, в настоящее время причинение вреда двум и более лицам означает совершение деяния как при наличии единого умысла, так и при его отсутствии (арифметический подход в зависимости от количества потерпевших), что не в полной мере, с нашей точки зрения, согласуется с положениями теории уголовного права о множественности преступлений.

--------------------------------

<1> РГ. 2008. 9 апр.

Содержание таких квалифицирующих признаков, как группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, совершение преступления с применением оружия, были рассмотрены выше. Вместе с тем следует обратить внимание на то обстоятельство, что на практике имеют место случаи совместного совершения насильственных действий лицами, обладающими специальными признаками субъектов различных преступлений (начальник - подчиненный, военнослужащий - гражданское лицо).

В таких ситуациях, когда в совершении преступления вместе с военнослужащим, не состоящим с потерпевшим в отношениях подчиненности, участвует его начальник или подчиненный, действия первого подлежат квалификации по ст. 335 УК РФ, а начальника или подчиненного - как пособничество в этом преступлении по ч. 5 ст. 33 и ст. 335 УК РФ.

Как пособничество следует квалифицировать и содеянное гражданским лицом, присоединившимся к насильственным действиям одного военнослужащего в отношении другого.

Признаки же вреда здоровью средней тяжести приведены в ст. 112 УК РФ.

Особо квалифицированный состав образует совершение рассматриваемого преступления, если деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 ст. 335 УК РФ, повлекли тяжкие последствия. Этот признак является оценочным, и подход к его определению был приведен при рассмотрении состава преступления, предусмотренного ст. 333 УК РФ. К таким последствиям можно отнести, например, покушение на самоубийство или самоубийство потерпевшего, причинение ему тяжкого вреда здоровью и др. Например, по одному из дел тяжкими последствиями было признано то, что потерпевший лезвием бритвы причинил себе порезы в области предплечий обеих рук. Эти действия были вызваны его желанием привлечь внимание командования к чинимым над ним издевательствам.

Наличие тяжких последствий охватывается составом ч. 3 ст. 335 УК РФ и не требует дополнительной квалификации, за исключением случаев причинения тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах и убийства (см. также комментарий к ст. 333 УК РФ).

Отнесение факта самовольного оставления военнослужащим части к тяжким последствиям зависит от конкретных обстоятельств дела и не всегда расценивается судом как таковое. Так, по делу К. и Ш. судебная коллегия Восточно-Сибирского окружного военного суда в определении указала, что самовольное оставление части одним военнослужащим в связи с единичным случаем применения физического насилия к нему без попыток урегулировать взаимоотношения иными способами нельзя рассматривать как наступление тяжких последствий нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, а поэтому переквалифицировала содеянное осужденными с ч. 3 на ч. 2 ст. 335 УК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор судебной работы гарнизонных военных судов за 2002 - 2003 годы".