ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КАЗЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ РОССИИ

Статья 309. Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу

 

1. Подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта, специалиста в целях дачи ими ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика с целью осуществления им неправильного перевода -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта, специалиста к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких , -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья указанных лиц, -

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья указанных лиц, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.


Комментарий к статье 309

Это преступление является одной из форм противодействия правосудию, интересы которого и будут его основным объектом. В качестве дополнительного объекта, преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 309 УК РФ, могут выступать интересы обвиняемого, подсудимого, гражданского истца, гражданского ответчика, а преступления, предусмотренного ч. ч. 2 - 4 ст. 309 УК РФ, - отношения собственности, здоровье, честь, достоинство и условия безопасности жизни граждан.

Общественная опасность комментируемого преступления состоит в том, что совершение указанных в этой норме действий может повлечь за собой принятие судом незаконного и необоснованного решения или постановления, незаконного и необоснованного обвинительного либо оправдательного приговора. Кроме того, подкуп и принуждение свидетеля, потерпевшего, эксперта, переводчика препятствуют добросовестному исполнению ими процессуальных обязанностей.

По законодательной конструкции ст. 309 УК РФ сформулирована в четырех частях: 1) подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика; 2) принуждение этих лиц к даче ложных показаний (экспертного заключения, показаний специалиста, неправильного перевода), а равно к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких; 3) принуждение названных лиц, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; 4) подкуп или принуждение, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни и здоровья указанных лиц.

Все эти действия могут быть совершены в любой стадии уголовного, гражданского, арбитражного, административного процесса. Указанные действия могут быть совершены и заблаговременно - до процесса, и даже после него - в расчете на пересмотр соответствующего судебного решения <1>.

--------------------------------

<1> Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2002. С. 898.

Объективная сторона составов преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 309 УК РФ, выполняется путем действия (подкупа или принуждения). Составы преступлений сконструированы как формальные и являются оконченными с момента совершения указанных в законе действий независимо от достижения виновным требуемого результата.

Частью 1 ст. 309 УК РФ предусмотрена ответственность за подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика в целях дачи ими ложных показаний, ложного заключения или неверного перевода.

Под подкупом в ч. 1 ст. 309 УК РФ следует понимать незаконную передачу свидетелю, потерпевшему в целях дачи ими ложных показаний либо эксперту в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний, специалисту в целях дачи им ложных показаний, а равно переводчику с целью осуществления им неправильного перевода денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание им услуг имущественного характера за совершение действий в интересах дающего.

Таким образом, предмет подкупа в ст. 309 УК РФ аналогичен предмету преступления в ст. ст. 290 и 204 УК РФ. Содержание предмета подкупа раскрыто в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" <1>. Предмет подкупа - это наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). К выгодам имущественного характера относятся, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Время их передачи (до или после совершения действий в интересах дающего) на квалификацию содеянного не влияет.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Передача незаконного вознаграждения при подкупе считается оконченной с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей.

В случае отказа названных лиц от получения предмета подкупа действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 309 УК РФ.

Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать предмет подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на подкуп.

Не может быть квалифицировано как покушение на подкуп высказанное намерение лица дать деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

При решении вопроса об ответственности по ч. 1 ст. 309 УК РФ не имеет значения как размер подкупа <1>, так и то, что свидетелем, потерпевшим, экспертом, специалистом и переводчиком не была выполнена просьба лица, совершившего подкуп. Фактическое исполнение достигнутой договоренности не включается в состав этого преступления.

--------------------------------

<1> Так как не имеет значения размер подкупа, то и уголовное дело не может быть прекращено ввиду незначительности переданной суммы или стоимости предмета подкупа при условии доказанности умысла на подкуп.

Ответственность получателей подкупа по ст. 309 УК РФ не предусмотрена, они отвечают только за ложные показания и т.д. (ст. 307 УК РФ).

Получение предмета подкупа без намерения совершить необходимые действия следует квалифицировать как мошенничество по ст. 159 УК РФ.

Владелец ценностей в таких случаях несет ответственность за покушение на подкуп, если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия.

Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи подкупа и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им также следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на подкуп. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное лицо, которому предполагалось передать незаконное вознаграждение при подкупе.

Часть 2 ст. 309 УК РФ предусматривает ответственность за принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта к даче ложного заключения или показаний, специалиста к даче ложных показаний или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких.

Как видно из содержания диспозиции рассматриваемой нормы, принуждение указанных лиц к совершению противоправных действий осуществляется виновным в двух формах - в принуждении к даче ложных показаний (заключения), к осуществлению неправильного перевода и в принуждении уклониться от дачи показаний.

В данном случае под уклонением от дачи показаний следует понимать отказ лица от явки на допрос к лицу, производящему дознание, следователю, прокурору, в суд, несмотря на их вызовы, сокрытие своего места нахождения, изменения места жительства и т.п.

Указанные в этой норме процессуальные субъекты принуждаются к деяниям, за которые они сами несут уголовную или процессуальную ответственность. Тем самым им наносится вред не только применением указанных в законе способов принуждения, но и побуждением их к противоправному поведению, за которое предусмотрено наказание.

В правоприменительной практике при применении рассматриваемой нормы существует проблема понимания термина "дача показаний". Указанная проблема особенно актуальна при рассмотрении дел частного обвинения, когда виновный склоняет потерпевшего под угрозой насилия не изменить показания, а "забрать заявление", т.е. прекратить уголовное преследование. В данном случае умыслом правонарушителя охватывается не принуждение потерпевшего к даче ложных сведений об обстоятельствах происшедшего, а принуждение к отказу от заявления как процессуального основания привлечения к уголовной ответственности. Следовательно, в этом случае речь может идти только о преступлениях против личности или имущества гражданина, но не против правосудия.

При проведении предварительного расследования также часто возникает вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности по ст. 309 УК РФ, если принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний имело место в момент совершения преступления или непосредственно после его совершения, когда органам предварительного расследования еще не стало известно о совершенном деянии или когда очевидца или потерпевшего принуждают дать ложные объяснения в рамках сбора проверочного материала до возбуждения уголовного дела, когда в правоохранительных органах уже есть сообщение о преступлении. Проблемы квалификации возникают и тогда, когда уголовное дело возбуждено, лицо давало объяснения в рамках проверочного материала, но еще не вызвано в орган предварительного расследования для дачи показаний, и в этот момент на него оказывается давление с целью склонить к даче ложных показаний.

В связи с тем что в данной ситуации с точки зрения УПК РФ субъектов посягательства, каковыми являются потерпевший или свидетель, еще нет, т.е. указанные лица процессуально находятся за пределами предварительного расследования и судебного разбирательства, то и преступление, предусмотренное ст. 309 УК РФ, отсутствует, а есть состав преступления против личности <1>. Аналогичную позицию занимает и Верховный Суд РФ <2>.

--------------------------------

<1> Сходная точка зрения высказывалась и ранее. См.: Барышева В. Ответственность за лжесвидетельство и принуждение к даче показаний // Законность. 2003. N 5. С. 50.

<2> Обзор судебной практики по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2002 года. Постановление N 155п02пр по делу Шиганова и Адмаева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 12.

Принуждение представляет собой психическое насилие по отношению к свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту или переводчику как способ заставить их дать ложные показания, заключение, осуществить неправильный перевод или уклониться от дачи показаний. Подобное психическое воздействие осуществляется путем угроз, исчерпывающий перечень которых дан в законе. К ним относятся: шантаж, т.е. угроза распространения позорящих, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких, независимо от того, являются ли они действительно таковыми для данного лица, соответствуют или нет истине <1>; угроза убийством, причинением вреда здоровью, угроза уничтожением или повреждением имущества указанных лиц или их близких.

--------------------------------

<1> См.: п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 "О судебной практике по делам о вымогательстве" (в ред. 1996 г.) // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 206.

Угроза совершения иных действий, не указанных в законе, не образует состава рассматриваемого преступления.

Для квалификации подобных действий не имеет значения, намеревался ли виновный реализовать угрозу. Важно, чтобы она была значимой для лица, которое принуждается к даче ложных показаний, ложного заключения, неправильного перевода, и воспринималась им как реальная опасность и находилась в причинной связи с принуждением. Форма выражения угрозы для квалификации не имеет значения.

Принуждение к даче ложных показаний, заключения, осуществлению неправильного перевода или уклонению от дачи показаний считается оконченным с момента предъявления соответствующего требования, подкрепленного угрозой, независимо от того, достиг виновный своей цели или нет. Если угроза полностью или частично приведена в исполнение, содеянное квалифицируется дополнительно по соответствующей статье УК РФ, за исключением случаев, указанных в ч. ч. 3 и 4 ст. 309 УК РФ.

Как разъяснено в одном из решений Верховного Суда РФ, в действиях лица, предложившего другому лицу дать ложные показания, но не угрожавшему последнему ни убийством, ни насилием, ни истреблением имущества, нет состава рассматриваемого преступления <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1962. N 8. С. 11.

Воздействие на свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика с целью добиться дачи ими ложного показания (заключения) иным путем (просьбы, уговоры, попытки разжалобить) может влечь ответственность не по ст. 309 УК РФ, а как подстрекательство к даче ложных показаний по ст. ст. 33 и 307 УК РФ.

Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле.

При подкупе виновный сознает, что предоставляет свидетелю, потерпевшему, эксперту или переводчику конкретную имущественную выгоду за дачу ими ложных показаний, заключения, перевода, и желает совершить подобные действия.

Лицо, понуждающее к даче ложных показаний, заключения, перевода либо уклонению от дачи показаний, сознает, что оно вынуждает, подавляя волю потерпевшего путем шантажа, угрозы убийством, причинением вреда здоровью, уничтожения или повреждения имущества, указанных в законе лиц или их близких дать ложные показания, заключение, перевод либо уклониться от дачи показаний, и желает этого.

Цель преступления - добиться дачи ложных показаний, заключения, неправильного перевода или отказа от показаний.

Мотивы рассматриваемого преступления могут быть разными: месть, корысть, стремление избежать привлечения к ответственности и т.д.

Субъект преступления общий - вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 309 УК РФ, могут быть как участники процесса (например, истец, ответчик, обвиняемый, другой свидетель и т.п.), так и третьи лица. Когда действует организованная группа, то исполнителем подкупа или принуждения может быть и один человек, однако он действует по поручению или с согласия группы.

Часть 3 ст. 309 УК РФ предусматривает ответственность за совершение преступления с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья указанных лиц. Под таким насилием следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Согласно ч. 4 ст. 309 УК РФ особо квалифицированным видом преступления являются действия, предусмотренные ч. 1 (подкуп) и ч. 2 (принуждение), если они совершены организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, т.е. такого насилия, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. К данному виду относится и насилие, хотя и не причинившее вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создававшее реальную опасность для его жизни или здоровья.

Вместе с тем, учитывая, что санкция ч. 4 ст. 309 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до семи лет, а санкция ч. 1 ст. 111 УК РФ - до восьми лет, можно сделать вывод о том, что понятие насилия, опасного для жизни или здоровья, в составе, предусмотренном ч. 4 ст. 309 УК РФ, охватывает только причинение вреда здоровью средней тяжести. При причинении тяжкого вреда здоровью действия лица квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 309 и ст. 111 УК РФ.

Понятие организованной группы дано согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, а также раскрывается в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое".

При признании рассматриваемых преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Вопрос об уголовной ответственности лиц, исполнивших под принуждением требования субъекта преступления, должен решаться с учетом положений ст. 40 УК РФ о физическом и психическом принуждении.