ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КАЗЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ РОССИИ

Статья 277. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

 

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность , -

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.


Комментарий к статье 277

Основным объектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля являются общественные отношения, складывающиеся во внутриполитической сфере реализации государственного суверенитета. В качестве дополнительного объекта выступают общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни потерпевшего.

Потерпевшим от преступления является государственный или общественный деятель. Нормативного определения данных понятий не существует; признаки государственного или общественного деятеля справедливо рассматривать в качестве оценочных, поскольку определяющим в характеристике потерпевшего является не столько его должностное или общественное положение, сколько характер его служебных функций, масштабность и активность их осуществления, значимость деятельности потерпевшего для реализации тех или иных направлений внутренней или внешней политики государства.

К государственным деятелям относятся Президент РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства РФ, судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральный прокурор РФ, руководители органов власти субъектов РФ и другие высокопоставленные лица, в частности, занимающие государственные должности категории "А". К государственным деятелям следует относить также депутатов, официально зарегистрированных кандидатов для избрания в органы власти, их доверенных лиц, членов избирательных комиссий и т.п.

Не могут выступать потерпевшими от анализируемого преступления представители власти (сотрудники органов внутренних дел, прокуратуры и др.), которые не являются государственными деятелями. Посягательство на жизнь указанных лиц предусмотрено в самостоятельных статьях уголовного закона (ст. ст. 317, 318 УК РФ).

Общественные деятели - это руководители и видные функционеры политических партий, других общественных объединений, массовых движений, профессиональных, религиозных организаций, иных общественных объединений федерального или регионального значения. К общественным деятелям по функционально-политическому признаку могут быть отнесены широко известные, влиятельные в обществе представители средств массовой информации, культуры, науки, образования.

Государственный или общественный деятель в смысле ст. 277 УК РФ не должен являться представителем иностранного государства или сотрудником международной организации, пользующимся международной защитой (их перечень определен Конвенцией ООН о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, от 14 декабря 1973 г.). Посягательства на жизнь указанных лиц рассматриваются УК РФ в качестве преступлений против мира (ст. 360 УК РФ).

Посягательство на жизнь близких государственному или общественному деятелю лиц, совершенное в целях прекращения его политической деятельности, не может быть согласно закону квалифицировано по ст. 277 УК РФ. Такое деяние заслуживает правовой оценки по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Обязательным признаком состава рассматриваемого преступления является связь посягательства именно с государственной или иной политической деятельностью потерпевшего. В связи с этим, например, посягательство на жизнь общественного деятеля из числа представителей средств массовой информации или науки, совершенное в связи с их профессиональной (журналистской, научной) деятельностью, не образует признаков состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ. Характер деятельности потерпевшего является одним из основных признаков, позволяющих отграничивать анализируемое преступление от убийства, совершенного в связи с выполнением потерпевшим служебной деятельности или общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Государственная или общественная деятельность - более широкое по своему объему и содержанию понятие, нежели понятие служебной деятельности и общественного долга, и присуще только узкой группе лиц - государственным или общественным деятелям.

По каждому делу данной категории необходимо выяснять, были ли действия потерпевшего, в связи с которыми осуществлено посягательство на его жизнь, законными. В случае установления факта незаконности действий государственного или общественного деятеля правоприменитель при наличии к тому оснований должен решить вопрос о квалификации содеянного виновным по соответствующей статье УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности <1>.

--------------------------------

<1> По аналогии с рекомендациями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 сентября 1991 г. N 3 "О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка".

С объективной стороны посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может быть выражено в убийстве или покушении на убийство; покушение на убийство образует оконченный состав посягательства на жизнь <1>. Преступление имеет усеченный состав и признается оконченным с момента начала действий, непосредственно направленных на лишение жизни государственного или общественного деятеля, независимо от наступившего результата <2>.

--------------------------------

<1> По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда по делу Угурчиева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 8.

<2> По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Казака и Куликова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 3. Правомерность такой конструкции состава подтверждена в Определении Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2003 г. N 72-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимирбулатова Салаудина Хасмагомадовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 57 и статьей 317 Уголовного кодекса Российской Федерации", в котором Суд указал, что с учетом особой опасности действий, направленных на лишение жизни сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и их близких, состав предусмотренного ст. 317 УК РФ преступления сформулирован законодателем таким образом, что для признания его оконченным достаточно совершения виновным лицом соответствующих действий и не требуется обязательного наступления такого общественно опасного последствия, как смерть указанных в ней лиц.

В силу этого причиненный в процессе посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля вред его здоровью (в ситуации, когда посягательство не привело к наступлению смерти) не требует дополнительной квалификации по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья, он полностью охватывается диспозицией ст. 277 УК РФ. Отсутствие фактического вреда здоровью государственного или общественного деятеля (например, в ситуации, когда виновный, совершая выстрел, промахнулся) не исключает квалификации содеянного при наличии иных требуемых законом признаков по ст. 277 УК РФ. Вместе с тем характер и объем реально наступивших последствий может учитываться судом при назначении уголовного наказания.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может образовывать совокупность с иными преступлениями. Например, если посягательство совершается гражданином РФ по заданию иностранной разведки, содеянное может быть дополнительно квалифицировано как государственная измена; если посягательство на жизнь главы государства сопровождалось захватом власти - по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 278 УК РФ; если посягательство совершено путем взрыва и преследует, помимо прочего, цель оказания воздействия на принятие решения органами власти - по совокупности со ст. 205 УК РФ.

Субъективная сторона посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля характеризуется виной в виде прямого умысла. Субъект, совершая посягательство, всегда осознает общественную опасность лишения жизни государственного или общественного деятеля, предвидит наступление его смерти и желает этого <1>.

--------------------------------

<1> По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Садиева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 6.

Данное преступление не может быть совершено с косвенным умыслом, поскольку ст. 277 УК РФ в качестве обязательных признаков субъективной стороны состава преступления предусматривает специальную цель - прекращение деятельности потерпевшего или мотив - месть за указанную деятельность.

При квалификации посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля важно установить, что умысел виновного был направлен именно на лишение жизни потерпевшего. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)"). Если будет установлено, что умысел виновного был направлен не на убийство потерпевшего, а на причинение вреда его здоровью, содеянное должно быть квалифицировано по соответствующим статьям закона об ответственности за преступления против здоровья личности.

В содержание умысла входит также осознание того, что совершаемое деяние направлено именно против государственного или общественного деятеля. Если лицо, имея умысел на лишение жизни частного лица, по ошибке причиняет смерть государственному или общественному деятелю, содеянное квалифицируется в соответствии с направленностью умысла как преступление против личности. В иной ситуации, когда, имея умысел на убийство государственного или общественного деятеля, виновный причиняет смерть частному лицу, содеянное должно квалифицироваться по правилам совокупности преступлений как преступления против безопасности государства и против личности.

Субъектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Лица, достигшие четырнадцатилетнего, но не достигшие шестнадцатилетнего возраста, в случае совершения анализируемого преступления несут ответственность по соответствующим статьям об ответственности за преступления против жизни и здоровья личности (ст. ст. 105, 111 и др. УК РФ). Если такие подростки действовали в соучастии с лицами, достигшими шестнадцатилетнего возраста, то квалификация их действий как преступления против личности не исключает ответственности иных соучастников по ст. 277 УК РФ.